Пресс-ВолгаПресс-Волга
Пресс-Волга

Passport

Логин
Пароль

Петр Золотарев отвечает на вопросы

— Петр Золотарев участвовал в выборах мэра. Минченко сказал: «У этого профсоюза есть особенность активизироваться перед выборами. Минченко также отметил, что в последнее время на АВТОВАЗе зачищали структуры, связанные с криминалом. В качестве примера эксперт напомнил о попытке вывезти запчасти на сумму более ста тысяч рублей, которая была пресечена милицией. В результате зачисток, сказал Минченко, появился круг людей, недовольных тем, что их оттеснили от АВТОВАЗа. Вот это первый вопрос…

Золотарев: Тут не один вопрос. Первое, то, что связано с политикой, то есть участие в политических акциях профсоюза «Единство». У нас очень часто идут выборы , то в городскую думу, то в государственную, то в мэры. И перерывов между этими выборами очень мало. А живем мы каждый день, и кушать хочется тоже каждый день. И каждый раз, когда рабочие выражают свой протест, связанный с низким уровнем жизни, это все расценивают как выборы. Это совпадает иногда, но это не значит, что все эти акции связаны с предвыборными кампаниями. Как угодно пусть думают. Нам наплевать на всех политиков, и мы сделаем свое дело. И мы хотим жить сейчас, а не от выборов до выборов.

— Скажите, пожалуйста, а какие политические партии вам решили оказать свою поддержку, объявили, во всяком случае, о своей поддержке.

Золотарев: Начнем с того, что профсоюз «Единство» не является инициаторов или организатором забастовки. Я уже говорил о том, что мы помогаем работникам реализовать свое право на забастовку. Наша организация не такая большая, и нет той структуры, которая охватывала бы весь завод. Без такой структуры невозможно провести полноценную забастовку. Мы знаем, как это делать, мы консультировали профсоюз «Форд мотор компании», мы создавали там профсоюз, и помогали создать. И мы находимся в одном профсоюзе, называется МПРА – межрегиональный профсоюз работников автомобильной промышленности. И они провели удачную забастовку. Молодцы. Это завод, насчитывающий 2500 человек…

— Давайте подведем тогда черту. У вас со «Справедливой Россией» что-нибудь было?

Золотарев: Ну, вообще-то было, во время выборов в губернскую думу. Проводили митинг у «Сатурна». Проводили мы, не «Справедливая Россия». И в этом митинге приняли участие представители «Справ. России». Так что любая партия, которая принимает участие в наших митингах или акциях, которые проводим мы – ну, мы не гнушаемся этого. Все нормально.

— В рамках этой забастовки у вас какое-то общение с представителями «Справедливой России» шло?

Золотарев: Не было. Я даже не знаю, с кем общаться. Я знаю, что Тархов есть Виктор Александрович – представитель «Справедливой России». Здесь я никого не знаю.

— А Дмитрий Полицемако?

Золотарев: Не знаю никакого Полицемако.

— Вопрос был, что Яркин вам дал денег на забастовку. Вопрос был – как вы их отработали, почему они прошли мимо кассы…

Золотарев: Вы знаете, здесь я подозреваю, но не хочу говорить свои подозрения и причину такого выхода на Яркина. Хочу только сказать, что это никак не связано с Яркиным. Рабочие, доведенные до отчаяния, совершили акт забастовки. Но это не крайняя мера. Крайняя мера – вооруженное восстание. И это, кстати, их право. Это записано в международном праве. А забастовка – это законное право, прописанное конституцией, федеральными законами. До этого специально доводят. Что это – крайняя мера. Что это взрыв бомбы. Что дальше – все, предел. Это нормальное дел профсоюзов, это форма зашиты своих прав и интересов.

— Исключен из профсоюза ваш друг Анатолий Иванов. Не секрет, что он собирается оставаться депутатом по спискам «Единой Росии». Ваша забастовка явно была направлена против «Ед Рос», потому что вы выбирали их лозунги: 10 тысяч пенсия, 25 тысяч зарплата. Так каковы отношения «Единства» с «Единой Россией» и, соответственно, с Ивановым?

Золотарев: Ну да, действительно, так произошло, что Анатолий Семенович стал членом партии «Единая Россия» и находился во фракции «Единая Россия» в государственной думе. И по этой причине, и еще по той, как он вел себе на выборах мэра города, когда коллектив принимал одно решение, а он делал другое, естественно, это несовместимо. И по этой причине он был исключен. А то, что сейчас «Единая Россия» объявляла на выборах в губернскую думу 25 тысяч рублей – это никакого отношения не имеет. Еще раз повторю, что требования работники выдвигали сами. Я в этом не участвовал. Я удивился, когда прочитал их требования. Я понял, конечно, что это те 25 тысяч, безответственно обещанные «Единая Россия».

— Депутат Иванов сейчас какое-то отношение к профсоюзу имеет?

Золотарев: Ну, мы общаемся с ним, и был он на собрании, где принимали решения…

— Но вы его обратно не приняли?

Золотарев: Нет.

— То есть юридического отношения нет. А какую-то организационную помощь оказывал, запросы какие то делал?

Золотарев: Да. Депутат Иванов от города Тольятти направляет депутатские запросы, куда мы просим это делать.

— А как вы считаете, он сейчас популярен на ВАЗе? Проголосуют за него или нет?

Золотарев: Я не исследовал эти обстоятельства, не знаю точно.

— А какие разговоры ходят?

Золотарев: Да по-разному. Разные мнения у людей. Я не знаю, что сказать.

— Перед началом нашей беседы вы с кем-то беседовали по телефону, и говорили, что кого-то арестовали. Можно поподробней – кого, за что?

Золотарев: Да. Перед самой забастовкой были репрессивные меры по отношению к членам профсоюза. Были задержаны трое членов профсоюза. Один – наш председатель профсоюзного комитета МсП с листовками профсоюза, которые висят у нас на сайте, и никакого экстремистского содержания не имеют. У меня под руками был документ, распоряжение УСБ, где написано, что надо задерживать всех с рекламными и пропагандистскими листовками, что не дай бог если появится, сразу хватать, не пропускать. За подписью и.о. начальника УСБ А.В. Черновалов. В прокуратуру запрос мы уже направили на предмет законности таких распоряжений. И Афанасьев был задержан, правда, с листовками КПРФ, к которым мы отношения не имеем. А Дзюбан Александр – председатель профкома механосборочного производства, он был задержан с нашими листовками. Его допрашивали. Даже сюда милиционер приходил. В мягкой форме спрашивал, не являемся ли мы организаторами. Я ему говорю: повестку надо. По поводу листовок он мои объяснения взял. Но все равно узнавал, а будем ли мы бастовать, а не будем ли… А Вечкунин Антон Александрович трое суток просидел. Не знаю, каким судом он был осужден, потому что даже мать не знала. Сын просто не пришел со смены. А потом, оказывается, он такой дебошир, он хулиган. Никогда такого не было. Отсидел трое суток. Что больше всего возмущает, это то, что коммерческая организация ОАО АВТОВАЗ привлекла на свою сторону органы государственной власти. Вот это печально. Ему подготовили приказ на увольнение. Мы должны дать мотивированный ответ по поводу этого приказа.

— У меня еще два вопроса. По-поводу вашего намерения выдвигаться в мэры и по поводу вашей несостоявшейся встречи с Артяковым: что было, чего не было? Пойдете в мэры?

Золотарев: Сейчас ведутся консультации. Общественные консультации. Желающих в этот раз стало больше, чем в прошлый. Если у общественных организаций, которые это предлагают, есть необходимый ресурс, людской, организационный, финансовый, и они готовы не только вести предвыборную компанию, но и потом проконтролировать выборного представителя, то я согласен. А Артяков, насколько я знаю, как и старые вазовские руководители, очень заносчивый. И никогда они не будут спускаться до такого уровня, чтобы говорить с рабочими.

— А у вас была договоренность?

Золотарев: Да. Была договоренность с вице-президентов ОАО «АВТОВАЗ» по законности и правопорядку Мироновым, который пообещал в присутствии депутата государственной думы, в присутствии работников, что никто из работников не будет привлечен к ответственности за участие в забастовке. И он пообещал, что будет содействовать тому, чтобы состоялась встреча меня и Артякова. Был еще помощник, рядом стоял, Кузнецов. Он все это время советовался с кем-то по телефону – с Капустиным, что ли? Предварительно договорились на встречу на понедельник, шестое августа. Потом сообщили, что Артякова в городе нет, на второй – Артякова тоже нет. Я позвонил сам, спросил – Артяков приехал? Сказали: нет его. Я говорю: передавайте привет Миронову. И я говорил уже, что пришел приказ на увольнение Вечкунина. Это говорит о том, что вице-президент ОАО АВТОВАЗ Миронов не сдержал слово.

— А что в приказе написано?

Золотарев: Там написано, что он отсутствовал на работ с 11-45 до 15-45, не выполнял свои трудовые обязанности. Они представляют эту ситуацию как отказ от работы.

 — Завтра на митинг в парк Победы вы придете?

Золотарев: Я боюсь, что меня будут использовать там. Кроме нас, еще было два профсоюза. Один создавал мой коллега, некий Сергей Сухенко, но он пролетел, его даже посадили. И вот недавно кто-то по персоналу создал профсоюз в коммерческих целях. Поэтому создать профсоюз реальный, который действительно защищал бы интересы рабочих, очень сложно. Только воля руководства позволит так легко и свободно вступать в профсоюз. Пример – Белоруссия. Батько сказал: «Профсоюзу АСМ не быть». И не стало профсоюза АСМ в одно мгновение. И ту же начальники цехов выстроились в другой профсоюз. Я бы не хотел таких перестановок, и всегда говорил: если работника что-то не устраивает в нашем профсоюзе, пожалуйста, перестраивайте, меняйте. Но при этом надо брать ответственность на себя.
Когда мы создавали профсоюз «Единство», я был только за то, чтобы создавали профсоюз по профессиям: наладчики, токари и так далее. Но это достаточно сложно. И рабочие это понимают. Представители многих политических партий не вступают в «Единство» потому, что боятся гонений. Там ведь каждый день подходят и говорят: «Если ты не выйдешь из «Единства», ты лишишься премии, мы тебя уволим». И не просто угрожают, а делают. Люди уходят, многие со слезами. Или уходят в подполье, платят взнос по ведомости. Надо, например, перейти из одного производства в другое, где больше платят, а там говорят: «Ты в «Единстве»? Не примем. Выходи из «Единства» — примем». Открытым текстом говорят. Поэтому люди уходят в подполье сейчас.

— А сколько сейчас членов профсоюза?

Золотарев: Больше тысячи.

— Вы считаете забастовку удавшейся?

Золотарев: Да. Люди высказали свое мнение. И надо это развивать, этот росточек, потому что нельзя молчать, особенно в нашей стране. Те, которые не вышли на забастовку – их надо жалеть.

— Какие строки забастовки предусматривают заявки, которые были поданы?

Золотарев: Забастовка была на самом деле незаконной. Специально сделан закон, по которому нельзя законно провести забастовку. 99 процентов всех забастовок в России проведены незаконно. Международная Организация Труда выписывает России рекомендации: «Создайте нормальные условия для работников реализовать свое право на забастовку. Но нет этого инструмента. Рынок свободен, предприниматели свободны, а рабочий несвободен. Теперь можно увольнять и выборных представителей профсоюза. А на острие-то мы находимся.

— Так законы принимает «Единая Россия», в которой состоит бывший лидер «Единства» Анатолий Иванов…

Золотарев: Я не сторонник «Единой России».

— А какая партия изменит законодательство?

Золотарев: Наша партия. Я имею ввиду, партия, которая будет создана рабочими. Была попытка создать «Партию труда», из которой появился блок «Родина». К «Справедливой России». я отношения не имею. В идеале сами рабочие должны создавать свою партию, свое политическое крыло. За рубежом это практикуется.

— Те заявки на забастовку, которые были поданы – получается, больше они не действительны, не будет никакой забастовки?

Золотарев: Почему? Сейчас мне уже принесли 800 подписей, которые отнесли в канцелярию АВТОВАЗа. С теми же требованиями: 10 тысяч пенсия, 25 тысяч заработная плата. А в канцелярии сейчас вышел приказ: такие заявления не принимать. Но их отнесли еще до того, как этот приказ вышел. За человеком, который отнес эти заявления, приехали на машине. Сказали, что освобождают его от работы, лишь бы он забрал эти заявления. Сейчас даже объяснительные принимают не у всех. Приходит мастер в бригаду, а там, допустим, 20 человек участвовали в забастовке. Он просит написать объяснительные только у трех. А остальных не спрашивает – чтобы число бастующих было меньше.

— Говорят, что на проходных сейчас изымаю листовки…

Золотарев: Да. Например, запретили проносить газету «Горожанку». Мы проверяли, проходили внутрь с  «Новой газетой». Охранница смотрит в приказ и говорит: «А что за газета? «Горожанка?»». Мы говорим: «Нет». «Ну, тогда проходите».

— По поводу зарплаты: какую часть на ВАЗе, по вашему, надо сократить? Сколько лишних людей на ВАЗе?

Золотарев: Я видел список на нескольких листах фирм, которые осуществляют поставку комплектующих на ВАЗ. Надо этих посредников сократить.

— Обычно фигурирует цифра 30-35 тысяч работников…

Золотарев: Нет. Это невозможно. Я вижу, что производительность труда возросла. Раньше мы производили 750 тысяч автомобилей в год. Работало 120 тысяч работающих. Сейчас работает 110-112 тысяч, а выпускают – планируют, во всяком случае, выпускать — 900 тысяч автомобилей.

— Когда губернатор приезжал к нам, он сказал, что было бы здорово, если бы вазовские работники получали столько же, сколько работники «Форда», только «Форду» пришлось сократить 56 тысяч работников для этого.

Золотарев: Это неправда. «Форд мотор компании» — у них филиал в Всеволожске. И там другие показатели. У них всего 2800 работающих с учетом офиса в Москве. Они планируют выпускать, по-моему, 74 тысячи автомобилей в год. Знаете, какой у них процент фонда оплаты труда? Один процент от полной стоимости автомобиля. Они потребовали 30 процентов. Это копейки для «Форда». Ничего не стоит увеличить зарплату. Но политика такая: если ты согласен работать за 500 долларов, то так и будет. То есть они везут свою технологию, а зарплату начисляют, как по стране. Мы говорим: «Давайте, ребята, если вы везете к нам технологии, трудовые отношения, то давайте и зарплату, как у вас начисляйте.

— Были у «Единства» какие-то встречи с представителями «СОК».

Золотарев: Нет. Я даже не знаю, что это такое.

— Может, не с вами, а с какими-то другими профсоюзами…

Золотарев: Не слышал ни о чем таком. Говорят, что соковцы – очень жесткие работодатели. «Ижмаш» — это СОК? Там Добындо, а Добындо вообще отличается умом и сообразительностью в отношению профсоюзов.

— Но, тем не менее, у них там все нормально…

Золотарев: Да. Профсоюза нет, и сократили численность до четырех тысяч с шестнадцати тысяч человек.

— Как вы представляете себе переход на зарплату 25 тысяч? Сразу?

Золотарев: Не сразу конечно. Я процитирую руководство завода. Когда Юрьев выступал, он говорил, что задача тяжелая, но это возможно. Когда начали глумиться, смеяться, он сказал, что постепенно это надо делать. Я считаю, что сразу это невозможно. Надо посмотреть, где деньги лежат. Мы однажды уже доходили до спора, до арбитража. Нам показывали секретные документы. Мы их передали в экспертную группу в Москву, там все это проанализировали. И мы после этого потребовали увеличить заработную плату в два раза. Потому что экспертная группа сказала, что АВТОВАЗ переплатил налогов в бюджет. Если бы это не было переплачено, то тогда была бы возможность повысить в два раза. Это был 93 год.

— А где эти документы? Их можно посмотреть?

Золотарев: Нет. Придется копать. Они в архивах уже.

Фото: © Пресс-Волга

0Список вопросов [25]



На главную/ Прямая линия

Copyright © 2005—2007 ЗАО «Пресс-Волга»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Пресс-Волгу» обязательна.
Телефон редакции: 8 (927) 768-28-44. E-mail: .
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.